«Евробулки - здобулки» либо «Ни пожить на Украине, ни помереть»

22.03.2018 09:03
Впрочем, хватит лирики цифр, тем более не стану «Капитаном Очевидность» утомлять читателя статистикой падения реальных доходов, кратного повышения тарифов, галопом цен и т.д. и т.п. Тут еще «реформа образования» с уничтожением точных предметов для будущих сборщиков евроклубники, а уж «реформу здравоохранения от Доктора Смерти» не чувствует на себе только пока еще здоровый житель Украины. При этом многие серьезно больные, не желая стать обузой для родных, тратя их силы и последние сбережения, все чаще идут на суицид.

Однако теперь и это чревато. «Майданоморцы» решили не просто отгеноцидить народ Украины, но и напоследок поиздеваться над ним.

15 марта 2018 года вступили в силу изменения в Уголовно-процессуальный Кодекс Украины, которые «убивают двух зайцев»:

1) в очередной раз усложняют борьбу с криминалом;

2) издеваются над родственниками умерших (при том, что по депопуляции Украина почти «впереди планеты всей», уступая лишь тотально пораженному СПИДом Лесото).

Согласно новой редакции украинского УПК, органы досудебного следствия смогут действовать только с разрешения суда и не ближайшего - обращаться они смогут только в тот суд, на территории которого зарегистрированы. При этом регистрацию юрлица имеют только областные управления правоохранительных органов, районные и городские отделы - их подразделения. Соответственно, все следователи обязаны будут подавать ходатайства о проведении следственных действий только в суд по месту регистрации областного управления.

В чем тут «фишка»? Приведу пример: отныне следователи всех районных отделов Одесской области (из некоторых по остаткам дорог в Одессу ехать 3-5 часов при хорошей погоде!), которым нужно получать судебное разрешение на проведение теперь уже любых (!!!) следственных действий (назначение экспертиз, арест имущества, обыск, изъятие документов, воспроизведение, избрание меры пресечения и т.д. и т.п.), должны ехать в Жемчужину у моря подать ходатайство по месту регистрации областного управления полиции — то есть в Приморский суд, куда будет стекаться весь поток ходатайств, связанных с работой правоохранителей области. Многочасовые очереди из следователей – уже реалии этого «осчастливленного» еврореформаторами суда, «дышащего на ладан» после всех волн «люстраций - кастраций».
«Раньше мы и так обслуживали все областные органы, а теперь ещё и все структурные подразделения этих органов тоже должны будут обращаться в Приморский суд… — сетует судья Приморского райсуда Виктор Иванов. — Нагрузка в Приморском суде будет такая, которую мы просто будем не в силах переварить в те сроки, в которые необходимо. Суд просто утонет в следственных делах». По словам этого судьи, Приморский суд и раньше был перегружен: на 10 следственных судей в 2017 году пришлось около 25 тысяч санкций от следственных органов и жалоб на действия этих органов — то есть, свыше двух с половиной тысяч на каждого судью. О каком качестве работы может идти речь? Кто какие бумажки читает, кто во что вникает?

Все берут пример с не читающих законы (даже за огромные деньги от налогоплательщиков) «народных» депутатов. Следователю нужно успеть напечатать ходатайства и постановления, занять очередь к судье, у того же своя забота - успеть подписать гору из них. Это очередная майданная загвоздка, очередной «гвоздь в крышку гроба» правоохранительной системы Украины.

«В связи с такой нагрузкой уже сейчас не всегда качественно и своевременно удаётся проводить заседания, а что будет дальше — даже страшно представить. Сегодня мы затаились в ужасе и смотрим, к чему это всё приведет» - продолжает судья. Не все выдерживают прессинг «еврореформаторов» - 20 марта Высший совет правосудия Украины отправил в отставку по собственному желанию еще троих судей Приморского райсуда Одессы.

Не одни судьи - «затаились в ужасе» все понимающие последствия «еврореформ» украинцы. Возвращаясь к УПК - и другие его новинки грозят придать проблеме борьбы с преступностью характер катастрофы…Ещё одним новшеством является «поправка Лозового», ограничивающая сроки досудебного следствия. Теперь они начинают отсчитываться с момента открытия уголовного производства, а не с вручения подозрения. Следствие должно найти подозреваемого в срок от шести месяцев (для уголовных проступков) до полутора лет (для тяжких и особо тяжких преступлений). Если этого не сделают вовремя, дело должны закрыть. Практически срок привлечения к уголовной ответственности за самые тяжкие преступления сократился вдесятеро – с 15 лет до полутора.

В общем, новый украинский УПК даёт в руки криминала мощный инструмент по уходу от уголовной ответственности. Когда следствие поджимают сроки, оно вынуждено и без сбора достаточной доказательной базы вручать подозреваемым подозрения. Те, естественно, обратятся в суд, успешно оспорят неподкрепленное подозрение и следователь обязан будет закрыть уголовное производство. Бинго: «ловкость рук и никакого мошенства!»

Плюс новые возможности обогащения появились не только у судей, могущих легко развалить дело, отменив подозрение следователя, но и у самих «следаков». Последние смогут «филонить и саботажить» нужные («вкусные») расследования, дожидаясь пока дело просто закроется по закону - с истечением срока. «Тут мне карта и пошла!» К тому же: «чем больше создано коррупционных схем – тем больше запрос в антикоррупционных органах». Всем хорошо, кроме потерпевших с родственниками. Ну да на то они и «терпилы».

Законодатели (те кто пишет законы, а не те, кто их, не читая, голосует) постарались, чтобы о качестве расследований на Украине можно было забыть не только из-за лимита времени у следователя, но также оттого, что одно слово «экспертиза» у него будет вызывать изжогу.

Так, до 15 марта он мог самостоятельно привлекать в дело экспертов и назначать экспертизы. Отныне назначать любую (!) из них может (внимание – следим за руками!) только суд по ходатайству следователя, согласованному с прокурором(!!!).

Один из «следаков с земли» рассказывает: «Убили человека, мы находим труп. Есть в нём сквозное отверстие и мы понимаем, что причина смерти, наверное, в этом. Надо провести судебно–медицинскую экспертизу. Сейчас я возвращаюсь в кабинет, пишу постановление, отправляю его экспертам — и всё. А теперь мне надо ехать к прокурору, потом в суд, брать постановление и ехать к экспертам. И так по всем 150 видам экспертиз. Чтобы назначить экспертизу измаильскому следователю, ему надо обращаться по адресу юридического лица — то есть ехать в Одессу. Сколько времени он потеряет?».

Но дело не только в том, что следователи будут как огня бояться назначения экспертиз, которые погонят их в очередь к судье, да не сразу, а через прокурора (который часто не с той ноги встает, часто имеет зуб на того или иного работника полиции или хочет от него денег за каждую подпись). Возникает «технический» вопрос: что будет с трупом в то время, пока полиция, прокуратура и суд будут обмениваться бумажками?

Отвечает врач-судмедэксперт, заведующий отделом Одесского областного бюро судмедэкспертизы Борис Яворский: «В случае выявления трупа следователь — после регистрации уголовного производства в ЕРДР — дожидается назначения процессуального руководителя и составляет ходатайство в суд о назначении судебно–медицинской экспертизы. Это ходатайство согласовывается с процессуальным руководителем в прокуратуре, после чего к нему составляется сопроводительное письмо и эти документы отвозятся в суд.

Следственный судья в установленный срок до пяти дней рассматривает это ходатайство и, если оно оформлено правильно, удовлетворяет его, назначая экспертизу. Какова участь трупа на протяжении всей этой переписки, законодатель стеснительно умалчивает. Поскольку судебно–медицинские морги не могут принимать труп без положенной документации, предполагается, видимо, что мёртвое тело всё это время продолжает лежать и разлагаться на месте его обнаружения».

Судьба живых потерпевших также незавидна. К примеру, жертве изнасилования нужно несколько дней не мыться, жертве избиения – не лечиться, дабы не уничтожить улики — пока следствие, прокуратура и суд решают (в пятидневный срок только судьей!) вопросы о назначении экспертиз. Однозначно следователи будут «напрягать терпил» возить следственные прошения, у них просто иного выхода нет (как и бензина с командировочными): «Оно мине надо? Оно тибе надо!» Это произошло в Одесской области? Тогда «терпиле ноги в руки» (если остались) и мчаться в Одессу, в «затаившийся от ужаса» Приморский суд. Там его ждут…очереди…

Кстати, пока будет решаться вопрос о проведении экспертизы водителей, подозреваемых в совершении ДТП в нетрезвом виде, алкоголь из них выветрится аж по несколько раз – главное теперь не «не пить за рулем», а не пить накануне экспертизы! И где будут ждать результатов экспертизы наркоманы? Им даже подписку о невыезде не вручить, не зная без экспертного заключения что за вещество у них обнаружено. «Отрефомированная» преступность лежит на лопатках и давится от хохота!

Та же процедура предусмотрена и для «не криминальных трупов», насчет которых у полиции «возникли подозрения» (это понятие вообще не расписано в кодексе). У вас умер восьмидесятилетний дедушка? Полиция может заподозрить то, что ему помогли уйти из жизни? Почему нет? Морг тогда труп не возьмет без судмедэкспертизы. Получить ее заключение – смотри путь выше. Умерший все время бумажной волокиты будет находиться дома (это хорошо, если дедушка умер в больнице, вот только где на нее денег взять?) и разлагаться. Включая трупы тех, у кого нет родственников, способных бегать по инстанциям и «ускорять процесс».

На сайте Николаевского райсуда 20 марта появилось сообщение: семья умершего по естественным причинам человека долгое время не могла похоронить покойного, ожидая судебного разрешения на проведение судмедэкспертизы и ее результата. «Эти обстоятельства возмущали родственников умершего, которые вынуждены были хранить тело покойника долгое время и не могли назначить дату захоронения», — говорится в сообщении. При этом Николаевский райсуд сам нарушил новый закон (по незнанию?) - родственники умершего обязаны были обращаться не к нему, а в Приморский суд Одессы. Если бы процедура по новой редакции УПК была соблюдена полностью – волокита заняла бы ещё больше времени.
И как теперь на Украине помереть? За «пожить» никто уже не вспоминает. Даже у тех же майдаунов одна мечта – «дрыснуть из державы вставшего достоинства, чтобы батрачить в неотмайданенных странах». При этом сам Евромайдан – «благо и гордость». Это майданутое «евросчастье» или просто маразм? При любом ответе - СУГС!
Константин Одессит

Комментарии

ru Гость, 22.03.2018 12:06

Ти ба! "революция гидности" оказывается была революцией нэгидныкив. Криминалитет зажигает все больше - СУХС по усей морде!

ru Гость, 22.03.2018 09:17

"Пока киевский режим попирал все юридические и этические законы" забывая "о вопросах демократии, свобод, прав человека..." ... то оказалось, как бы кому-то невдомёк, кто-то не понимает и очень грубо не понимает, что: ..."есть протокол, есть традиции, в конце концов есть намерение Вашингтона поддерживать с Россией диалог...". "Выборы президента прошли в России 18 марта. По итогам обработки 99,98% протоколов участковых избиркомов, действующий глава государства одерживает победу с результатом 76,69%. Явка составила 67,98%".

Добавить комментарий